la tristesse durera
trash.
Чистил Диск, нашел текст, который писал в ноябре. Заканчивать его уже не хочу, вот что успел накатать.

Для социальной критики и сатиры авторы прибегают ко множеству приемов изображения нашего общества через всеми принятые метафоры. Говорящие животные, параллельные миры с невероятными законами, которые, тем не менее, напоминают наши, фантастические эксперименты, жертвами которых мы можем почувствовать себя и в реальности… Одной из самых популярных и интересных приемов такого рода является “путешествие на остров”.

Наверняка большинство при мыслях о произведении, в котором большую роль сыграл остров, в первую очеред вспомнит “Робинзона Крузо” и будет абсолютно правым. Именно “Робинзон Крузо” задал основы “островного” приема в литературе, и именно он стал примером того, что можно критиковать с помощью такого сюжета. Ни для кого не секрет, что в “Робинзоне Крузо” заложена критика колониализма западного мира. Робинзон создает на острове мир, знакомый и привычный ему, и как только в сюжет входит Пятница, Робинзон приказывает ему называть его “Господином”. Представьте на секундочку, что вы, в одиночку, сталкиваетесь с представителем племени каннибалов, который в любую секунду может позвать на помощб десятки крепких соплеменников. Не знаю как Вы, а я бы не стал пытаться кого-то подчинить. Но Робинзон - яркий пример самоуверенного европейца, который считает, что цвет его кожи, место его рождения дают ему преимущество перед другими народами.
Конечно, по возвращении с острова, Робинзону невероятно сложно снова влиться в привычный мир европейского общества. Остров меняет людей - это второй лейтмотив, который вкупе с социальной критикой колонизации и станет фундаментом “островной” литературы.

Четвертая часть “Путешествий Гулливера”, где Гулливер попадает на утопический остров (кстати, напомню, что Утопия Мора - тоже остров) особенно ярко иллюстрирует второй аспект - одиночество по возвращении. Когда Гулливер оказывается дома в Лондоне, ему противно смотреть на свою жену, их детей, он запирается в комнате, с ненавистью и отвращением думает о своей семье и лондонском населении в целом. Это высшая степень колонизаторской амбиции: все люди стали казаться ему недостойными, необразованными, нуждающимися в его указаниях, в его менторстве. Такие мысли отторгают читателя, Гулливер кажется почти сумасшедшим, однако, именно так вели себя английские колонизаторы. “Мы покажем вам, как надо жить, вашей цивилизации ведь всего несколько тысяч лет”.

“Остров доктора Моро” Уэллса снова возвращает читателя на остров, на этот раз населенный зверолюдьми, над которыми царствует их создатель - ученый доктор Моро. Уставы острова учат зверолюдей, что им нужно быть людьми, что им нужно подражать людям, только так они смогут достигнуть какого-то развития. Зачем? Они не люди, они должны найти свой путь развития, но доктор Моро считает иначе. Здесь будет интересным вспомнить речи мэров городов в колониях, где они рассказывали местному населению, что им нужно быть “как белые”, вести себя “как белые”, “уважать белых людей” и всячески стараться отбросить старые верования. Колонизаторы отбирали у людей культуру и навязывали им свою, под предлогом того, что только так можно стать человеком. Доктор Моро лишил зверолюдей культурной самостоятельности и самобытной истории.

“Повелитель мух”

Действие “Star Trek” хоть и происходит в космосе, но нам не составит ни малейшего труда вообразить себе, что каждый раз Джим Кирк и его экипаж попадают на новый остров. Конечно, у них есть Первая Директива, но, скажите, когда Джим ее не нарушал? А ведь это то же самое вмешание в культуру, те самые мотивы, которые тянутся нитью от Робинзона, та самая колонизаторская амбиция, насаждение своей культуры, распространение своего влияния.

В “Lost” гораздо более силен мотив изменения, который остров дает человеку, но, конечно, изменение культуры там тоже присутствует. Выжившие рейса 815 всячески пытаются найти на острове имитации их обыденной жизни, создать условия, в которых они будут чувствовать себя в своей культуре, а по ходу сюжета они вторгаются в уклады, обычаи и самую суть острова, используя их для своей выгоды: снова фундаментальные приемы “островной” литературы.

@темы: text